Тройной микс вышел в самом конце октября. Все листья к этому времени уже опали, а на улицах Москвы появился первый снег. Такое стечение обстоятельств окончательно расставило недостающие точки над i: релиз не претендует на звание продолжателя осенней легенды. Осенью здесь и не пахнет. А точнее, оригинальностью. Фирменное звучание первого Листопада утратило свою элегантную походку, присущую только “цветочному” воображению Листа образца 2000 года. Теперь выявить настоящий hоute List стало сложнее. Сухой и холодный саунд – он практически лишен чувств, способный вызвать таковые лишь на танцполе. Схожий характер построения абстрактных музыкальных замков на праздничном вечере Жени Соболь подтверждает это. Нежный женский вокал – сладкие нотки JP*1 (Women Vocal Mix). Аритмичные щелчки, шуршание фольги и россыпи бисера. Хрип еще не разношенных кожаных сапог. Класс! И дело даже не в том, что многие хорошие вещи, курсирующие по маршруту List–ShuShukin–Noche (хотя последний и отошел уже от дел), откровенно надоели. Когда вдруг оказываешься в полуразваленной комнате зелено-коричневых тонов и проваливаешься в глубоком кожаном кресле, на подсознательном уровне ждешь чего-то другого, того осеннего, листовского.

Все вышеизложенное относится к первым двум дискам комплекта. Третий кусок пирога по-наполеоновски многослоен: мягкая, слегка расфокусированная музыкальная палитра, бархатный окрас deep-составляющей, нежные запахи индийских благовоний. Это, пожалуй, единственные на всем материале точки соприкосновения содержания с оформлением, к которому Лист и Ко подошли как всегда творчески. Вспомнить хотя бы маленькое зеркальце для кокаиновых дорожек, прикрепленное к релизу прошлого года Good by List. В этом году обошлись без скандала. Прямоугольный digipack с двойным разворотом напоминает книгу. На обложке лесная аллея, мощенная опавшей листвой. Некто в султане возвышается над кувшином времен сказок Тысячи и одной ночи. Этот некто и есть тот самый Лист. Джинн, способный дать любовь ко всему, что он делает. Но любовь эта - особенная.

Лев Дубровский