Смерть войны, жизнь вечеринки

Для тех, кто может себе это позволить, жизнь в Ливане - один длинный праздник. Месяц назад, когда в страну пришла война, вечеринки закончились.

Однако ненадолго. В ряде дорогих горных курортов “золотая молодёжь” Ливана продолжает жить как обычно, танцуя, выпивая и цепляя девчонок, в то время как внизу падают бомбы.

В пятницу вечером терраса перед клубом Taboo была уставлена тюнингованными BMW, Porsche и Alfa Romeo, из которых выходили молодые люди с маникюром, сопровождаемые гламурными девушками, одетыми (если можно так сказать) как порнозвёзды.

Когда пыльный джип с надписями “TV” на бортах остановился у клуба, от группы молодых людей, стоявших на обочине, отделился хорошо одетый молодой человек.

“Похоже, вы - журналисты, которые были на юге”, - сказал он приветливо на отличном английском. - “Вы поднялись сюда, чтобы показать контраст между войной и мирной жизнью”.

Когда мы зашли внутрь клуба, Хасан (”Я предпочитаю говорить только своё имя”) рассказал, что он - студент-маркетолог, шиит, рождённый в Бейруте, но имеющий корни на юге. Он и его друзья - образованные шииты, последователи Хезболлы - говорят, что ночной клуб - это позор. “Нас сильно расстраивает это зрелище в то время, когда люди умирают. Если бы мы могли, мы бы закрыли его.”

Менеджер клуба Хайтам (опять же - никаких фамилий) мог бы быть ещё одним Хасаном, не будь он на 10 лет старше и не носи он толстовку D&G (Dollars & Girls). Он тоже был шиитом родом с юга. Клуб закрывался на первые 12 дней войны, но затем Хайтам и его партнёр Джефри почувствовали, что их долг - открыться снова.

“Если я выключу музыку, можно будет услышать самолёты”, - говорит он, показывая на небо. И если б это были даже F16, таящиеся в звёздном небе, звук их моторов всё равно был бы перекрыт ремиксами на Urge Overkill и Faithless.

“Меня многие критиковали за открытие клуба”, - говорит Хайтам. “Они говорили “Как можно веселиться в такое время?!”, а я отвечал “Либо заплатите деньги мне и тем людям, которые здесь работают, либо заткнитесь”. Они должны работать, они должны зарабатывать деньги, у них есть дети, они должны кормить свои семьи”.

Пока он говорил, к нам подошёл его друг, показавший бумагу; там сообщалось, что ООН только что принял резолюцию, призывающую прекратить огонь в южном Ливане. Вокруг все заулыбались и подняли большие пальцы вверх, но Хайтам решил не следовать советам и сообщать об этом всему клубу: вдруг противостояние продолжится…

The Age (Австралия)
14.08.2006.